Я могу

Это как в детстве: стоишь на обрыве, а внизу — слепящее бликами зеркало воды. Я, мальчишка в черных трусах с тугой резинкой, с коричневой загорелой кожей, пупырчатой от мурашек. Обрыв высокий, до воды далеко, прыгать — страшно! Я могу? — это всегда вопрос. Пусть я уже прыгал, прошлым летом, вчера, но смогу ли снова?

Короткий разбег по мокрой траве, босые ноги больно бьют край обрыва, и я весь — стрела, летящая в цель, сложенные над головой руки — мое острие, трусы, хлопающие по ногам — оперение. Я стремительным снарядом погружаюсь в воду весь, разом. Холод воды стягивает кожу, тисками пережимает грудь, пронзительной ясностью вспыхивает в голове. Теперь я — быстрая торпеда, я вспениваю глубину, скольжу в глубине, глубже, глубже!
.
Я выныриваю на пределе моих легких, отфыркиваюсь, хохочу, громко кричу. Я смог!
.
Я могу? — это всегда вопрос, и в детстве, и сейчас. Это всегда сомнение и страх перед новым, перед неизвестным. Можно долго и тщательно готовиться, просчитывать n-количество вариантов, составлять план из 100500 пунктов, но пока не сделаешь первый шаг, пока не трансформируешься из существительного в глагол, пока не прыгнешь и не пронзишь насквозь холодную гладь воды, не поймешь, что первый шаг и есть ответ: Я могу! И, кстати, отличный способ противостоять страхам и сомнениям (на заметку).
.
Кодекс Бусидо. Глава «Кастаньеты Карла» (Угадайте зашифрованную отсылку к известной книге и ее не менее известному автору.)